Талмуд о Мессии. Лекция I

Наиболее распространенная точка зрения, характерная как для еврейского, так и христианского мира, заключается о том, что Новый Завет принадлежит церкви, а не еврейскому народу, и что Иисус основал новую религию, новую веру. Исходя из неё считается, что прежняя реальность, воспринимаемая глазами Божии через иудаизм, как истинную веру в единого Бога, и на еврейский народ, как на избранный народ, миновала. Базирующаяся на этой точке зрения концепция, провозглашает идею, о новом, или духовном Израиле, широко распространенную в христианском мире, говорящую о том, что теперь Церковь занимает место Израиля и евреев.

Таким образом, последние для спасения, должны принять христианство, и, следовательно, оставить иудаизм.

Но если мы внимательно рассмотрим библейские и последующие за ним документы иудаизма, то увидим, что Новый Завет в своем учении, сущности, и обращении к нам, имеет глубокие корни, уходящие в жизнь первого века на земле Израиля, неразрывно связанную с еврейской традицией, выросшей, из наследия ветхозаветного времени и из раввинистического наследия современников Иисуса Христа.

В данной серии лекций мы собираемся говорить о знании, накопленном раввинистическим иудаизмом по вопросу о Мессии. Более того, мы желаем продемонстрировать то, какое влияние оказывают конкретные отрывки из Талмуда и из Мишны на наше понимание Нового Завета и мира, в котором жил Иисус Христос. Существует ряд определений, которые мы хотим дать перед тем, как перейти, непосредственно, к материалу.

Первое, что необходимо прояснить - что же такое Новый Завет? Является ли Новый Завет документом Церкви, или же это исторический документ еврейского народа? Давайте сначала разберемся с самим термином Новый Завет. В христианстве принято считать, что есть Новый Завет, и есть Ветхий Завет. Но сам термин - "Новый Завет" взят не из книги, которую мы называем сегодня "Новым Заветом". Термин "Новый Завет" впервые выходит из уст пророка Иеремии. В 31 главе книги Иеремии в 31 стихе пророк провозглашает именем Господа, что Бог заключит новый завет, новый союз, новое соглашение с народом Иуды и с народом Израиля, и термин этот явно не предполагает книгу.

Он говорит о соглашении, о завете, подобном завету, заключенному с Израилем на горе Синай, или завету, который Бог заключил с Авраамом на горе Мория, когда дал обетования ему и его потомству, или, когда Бог на определенных условиях обещает Израилю благословения у горы Синай. Поэтому, с точки зрения терминологии, названия Новый Завет и Ветхий Завет не совсем верны, поскольку книги эти на самом деле являются сборниками, содержащими материалы, написанные за период более тысячи лет и, по некоторым утверждениям, более чем сорока авторами. Часть Библии, называемая "Ветхий завет" создавалась в различные исторические эпохи, и испытала влияние различных культур, начиная со времени странствования по пустыне под предводительством Моисея, далее во времена Давида и правления его потомков, в период разделенного царства, позднее в плену, в Ассирии и Вавилоне, и наконец во время возвращения из плена при Ездре и Неемии. Сотни лет, проходившие между этими периодами и различные языки оставили след на культуре Израиля.

Влияние этих языков отразилось в свитках Ветхого завета Библии. То же самое мы видим и в части Библии, называемой Новым Заветом. Он был написан в течении ста лет, начиная со времени распятия Йешуа вплоть до середины второго столетия. Большинство из авторов Нового Завета евреи, жившие в Израиле, но есть среди них и иммигранты в Израиль, туристы, студенты. Например, апостол Павел, который родился в Тарсе, и приехал в Иерусалим учиться в школе Гамалиила, или врач -язычник - Лука. Иными словами, Библия предстает перед нами как сборник книг, вдохновленных Святым Духом и написанный за период более тысячи лет, и это слишком сильное упрощение называть их Ветхий Завет и Новый Завет. Вообще, Ветхий Завет на иврите называется ТаНаХ. Это аббревиатура слов Тора, Невиим веКтувим, что переводится, как Учение/Закон/, Пророки и Писания.

Собранные вместе эти три основные части и составляют книгу, которую мы называем Ветхий Завет. Книга содержит в себе множество литературных жанров. Сюда включены не только письменное отражение заключенного соглашения, завета, но и поэзия, как например Песнь Песней, прекрасная поэма о любви. Песня Деборы - памятник военной победы Деборы и Варака над хананеями. Есть в ней и псалмы Давида - богодухновенные, глубоко эмоциональные гимны хвалы Богу или прошения о помощи. Есть и исторические документы, такие как части четырех книг Царств, и 1ой и 2ой книг Паралипоменон. Есть классические пророчества Исайи, Иеремии, Иезикии, Михея, Амоса, Аввакума. Мы встречаем множество литературных жанров от записанных законов до историй, рассказанных вокруг лагерного костра, поэмы и исторические документы. Невозможно собрав все это вместе сказать, что это Ветхий Завет, а затем еще назвать его - Закон.

Ведь и в Новом Завете мы встречаем похожий спектр литературных жанров. Иногда это законы, ибо в Новом Завете есть законы. Слова Павла в ряде мест, и слова апостолов в 15 главе книги Деяний устанавливают определенные требования, законы, которые действуют в Церкви и обязательны для последователей Иисуса Христа, евреи ли они или язычники, к каждому предъявляются определенные требования, установленные апостолами властью Святого Духа. Поэтому невозможно сказать, как говорит традиционное христианство: Ветхий Завет - это закон, а Новый Завет - это благодать. Нет! Есть благодать в законе, и есть закон в благодати, которую мы получили через Иисуса Христа. И брать все вместе и говорить - это Ветхий Завет, а это Новый не имеет смысла. Это не библейская терминология, это терминология, которую применяет христианская традиция к сборнику, который мы называем Библия. Ибо Библия означает книга и не просто Книга, а Книга книг.

Когда мы говорим о Новом Завете, вопрос, который необходимо задать - является ли эта книга христианской, или же это еврейская книга? Для исследователя христианства, даже второго века, и тем более двадцатого века, ясно, что вопросы, которые поднимает Новый Завет - это не христианские вопросы. Он не решает церковные проблемы, такие как вопросы о папе, кардиналах и архиепископах. Мы не сможем найти в Новом Завете ни одну из тех вещей, которые считаются признаками христианства, ни праздников, ни политики, ни одного из основных тезисов христианства. Все поднимаемые там вопросы - это вопросы актуальные для еврейского мира первого столетия.

Например, одна из основных тем, о которой пишет Павел в ряде своих посланий, это тема о язычниках. Должны ли язычники соблюдать закон Моисея или нет? Должны ли они делать обрезание или нет? Это не церковная проблема, евреи задавали эти вопросы и евреи давали ответы на них, вдохновляемые Богом и Святым Духом. Новый Завет находится в рамках иудаизма, и ранняя церковь - это еврейская церковь. И Бог должен был объяснить апостолу Петру и показать ему через сверхъестественное видение, что он должен идти и проповедовать язычникам: Корнилиусу и его домочадцам в Кейсарии. До этого видения апостолам не было ясно, что язычники являются частью их миссии.

Это должно было произойти только в конце служения Иисуса, перед Его вознесением, после воскресения из мертвых, когда Он посылает апостолов ко всем народам. Иначе говоря, за все три года, что Он учил апостолов, народ Израиля, спорил с фарисеями и саддукеями, мы не встречаем в Библии того, чтобы Он сказал им: "Послушайте, пророк Израиля - Исайя говорит "дом Мой будет домом молитвы для всех народов". У нас есть совершенно иная история о Сирофиникиянке, пришедшей просить Иисуса об исцелении дочери. И Он отвечает ей, что пищу, приготовленную детям не отдают псам (дословно - щенкам). И только видя ее настойчивость и поразившись ее смирением, ее жаждой получить исцеление во имя Бога Израиля, Ии